иконка домойО насНовостиОтзывыконтакты3статьи3

Актёрские курсы

Энн Богарт, атерские курсы

Сегодня актерские курсы в Москве и России в целом представлены очень широко. Это естественно: есть спрос – есть и предложение. Однако, если разобраться объективно, фактически все частные школы, в которых преподают «актерские» дисциплины, занимают определенную нишу – развлекательную. И лишь в малой степени – познавательную. В любом случае обучение в них считается не столь качественным, как в государственных ВУЗах.

Так исторически сложилось, что в России актерское образование принято получать именно в государственных ВУЗах. В Москве это: Щепкинское и Щукинское театральные училища, Школа-студия МХАТ, ВГИК, ГИТИС и ряд менее известных ВУЗов. В Петербурге —  СПГАТИ.

С другой стороны, как мы уже писали выше, существует множество частных актерских курсов, которым, однако, до полноценных театральных школ еще далеко, а до того, чтобы конкурировать с государственными театральными ВУЗами – тем более.

Однако давайте представим себе, какими бы могли быть идеальные актерские курсы. Тем более, что повод для этого у нас есть: из-за отсутствия реальной конкуренции в области обучения театральному искусству, уровень обучения актерскому мастерству в современной России не очень высок.

Государственные ВУЗы, естественно, как полноценные конкуренты друг другу рассматриваться нами не могут. Являясь бюджетными организациями, они сильны (к сожалению, скорее, в прошедшем времени) своими традициями, но не способностью приспосабливаться к потребностям времени в области актерского искусства.

Итак, давайте пофантазируем. Представим себе ситуацию, при которой в театры берут актеров на конкурентной основе. Сейчас момент серьезной конкуренции при подборе новых сотрудников, безусловно, есть, однако, как и во многих других областях нашей жизни, «блат» и преференции играют значительно большую роль. С нашей точки зрения, это происходит по той причине, что государственные театры (а их только в Москве несколько десятков) находятся, как и ВУЗы, вне полноценной конкурентной среды. Что будет, если театр провалит три постановки к ряду? Прогорит? Труппа будет распущена? Нет. Просто-напросто через некоторое время (иногда – несколько лет, а иногда – и несколько десятилетий) поменяют главного режиссера, или он сам умрет от старости. И с этим будет связано так называемое «обновление» театра. Причем главного режиссера непременно назначат (так устроена наша театральная система), что является опять-таки формой «кумовства» и обычно является следствием личного знакомства кого-то с кем-то.

Однако вернемся к актерским курсам. Мы попытались представить себе ситуацию, при которой театры погружены в остро-конкурентную среду, и поэтому им требуются действительно лучшие из лучших выпускников. Что происходит при таком раскладе и реальных возможностях бюрократического характера? Появляется множество курсов актерского мастерства, которые предлагают, где за два года, где за три, а где за четыре (как в Ли Страсберга в США и наших театральных ВУЗах), освоить профессию и дать возможность начать пробивать себе дорогу к славе.

Скорее всего, потребуется удалить некоторые архаичные дисциплины, которыми сегодня изобилуют программы обучения в театральных институтах. На этих актерских курсах не будет такой дисциплины, как фехтование — много вы видели современных постановок, в которых активно используется навык фехтования? Уверены, что немного. Значительное число часов обучения в театральном институте тратится на то, чтобы научить студентов навыку, который им, скорее всего, никогда не понадобится. Мы можем предположить, что по тем же причинам будет сокращено время для занятий танцем, особенно классическим, балетным (сейчас в институтах студентов обучают делать фуэте и батманы). Однако, наравне с этим появятся и новые дисциплины, такие, как, например, этикет. Ведь после семидесяти лет Советского Союза, никто себе даже приблизительно не представляет, как общались, двигались и вели себя прототипы пьес Чехова, Булгакова, Тургенева. А ведь пьесы этих авторов ставятся сегодня очень часто, и манеры «неотесанных» современных исполнителей во многом откладывают нежелательный отпечаток на исполнение.

Актерские курсы «нового времени» должны будут включать в себя и такую дисциплину, как общая пластика.

После открытий Гротовского и М. Чехова (да, в общем-то, и Станиславского) сложно себе представить актера, не владеющего телом, не ощущающего связь между телесным (физическим) и духовным (психологическим) началами. Пластичный, подвижный, ритмичный актер, сумеет, когда нужно, научиться и фехтованию, и танцу, и несложным акробатическим приемам.

Кроме того, «идеальные» актерские курсы должны будут включать в себя дисциплину «Психотехника», которая будет предполагать максимально подробное изучение работы психо-физического аппарата (с учетом всех новейших открытий в области физиологии и психологии) и переработку этих знаний в русло актерской практики. Выпускник таких актерских курсов должен интересоваться новейшими идеями в области постижения загадок актерского творчества. Такой подход отчасти решит проблему ненужной догматичности российской традиции преподавания.

Заграницей мы знаем множество примеров частных школ, выпустивших знаменитых на весь мир актеров. Пожалуй, самая известная из них – это уже упоминавшаяся в статье школа Ли Страсберга. Однако в каждом крупном городе США есть свои частные театральные и кино – школы. Если по каким-то причинам школа Ли Страсберга будет выпускать недоучек, актеров, которые не могут заявить о себе в театральном и кино-мире, то абитуриенты уйдут искать счастья в другие места, а школа Ли Страсберга прогорит, если не наладит снова процесс обучения.

Кроме того, в США популярны актерские курсы для взрослых, но не в том качестве, в каком они представлены в Москве и в России в целом.

Кроме того, в США популярны актерские курсы для взрослых, но не в том качестве, в каком они представлены в Москве и в России в целом, а в качестве серьезной помощи в области коммуникаций, общения и публичных выступлений для людей бизнеса, политики и смежных творческих профессий. Такой подход к изучению актерских технологий и их преподаванию близок и нашему проекту. Зная о том, насколько востребованы актерские бизнес-курсы для взрослых в США, мы создали аналогичный западным проект, призванный внедрять актерские технологии в социальную и бизнес-среду.

Естественно, когда мы пишем, что создаем проект, за основу которого взяты западные проекты, речь не идет об эпигонстве. Скорее, это взаимообмен опытом, растянувшийся практически на сто лет. Даже больше — скорее, это возвращение того, что было дано нашими великим соотечественниками Америке в начале двадцатого века.

Дело в том, что К. С. Станиславский, гастролируя по США в начале 20-х годов с труппой МХАТ, параллельно с этим там же издал свою знаменитую «Систему» в первой редакции. Американцы, потрясенные искусством Художественного театра, тут же организовали актерские школы, работающие по так называемому «Методу Станиславского». Собственно говоря, школа Ли Страсберга до сих пор декларирует свою приверженность данному методу, как и большинство других актерских школ Америки.

Но почему мы не пробуем создать в Москве актерские курсы, полностью посвященные воспитанию актеров, а взялись за организацию тренингов и курсов «для бизнеса и жизни»? На сегодняшний день данная задача кажется нам очень сложной. В России, к сожалению, существует ряд объективных обстоятельств, которые делают организацию обучения актерскому ремеслу сложной. В первую очередь, конечно, в данной ситуации играет важную роль та самая неконкурентная среда, которая присутствует в сфере актерского творчества. Поэтому мы решили сконцентрироваться на более локальном применении актерских технологий для определенных (часто бытовых) целей.

Однако надеемся, что в будущем мы сумеем создать и высокопрофессиональную актерскую школу.