иконка домойО насНовостиОтзывыконтакты3статьи3

Еще раз о жестикуляции оратора

Работа над жестом, как над чем-то, требующим отдельной проработки, начинающему (да и не только) оратору не нужна совершенно. И вот почему: дело в том, что работа над жестом – это работа над художественной красотой жеста, над его эстетичностью, над его силой и убедительностью. Исследования в данной области — прерогатива профессиональных театра и танца.

Жест в драматическом искусстве, как высшее проявление пластики человека — одна из вершин обучения актера. В театре этим занимались Ежи Гротовски и другие, не менее выдающиеся теоретики и практики драматического искусства. Смысл всех этих изысканий становится понятным и осязаемым, когда этим занимаются профессиональные актеры.

Это годы подготовки, и конечно для нас как для ораторов, то есть, как для людей, которые выступают в целях продать что-либо, презентовать продукт или услугу, передать знания и прочее, не нужно стремиться к художественной значимости жеста. Подобные изыскания находятся на стыке физиологии, психологии и эзотерики и еще бог знает чего и в обычной жизни мало применимы.

Все, чему нам нужно научиться, и чего так не хватает большинству современных ораторов – это психофизическая свобода. Психофизическая свобода – это то, о чем  начинают говорить на первом курсе театральных институтов, это самое начало обучения, и это то, чего так не хватает современным спикерам. Проще говоря, это работа над собственными зажимами. «Снятие» зажимов, контроль над своим психофизическим состоянием и дает возможность быть нам естественными в своей жестикуляции,  а естественность жестикуляции – это то, что и нужно оратору в первую очередь для убедительного выступления.

Опережая вопрос, зададим его сами: а нужна ли искренняя жестикуляция, не испортит ли она впечатление о выступлении?

Давайте подумаем, как устроено взаимодействие между зрительным залом и оратором, на чем оно построено? Публичность имеет одно свойство: для того, чтобы информация, которую передает человек зрителям, была воспринята ими, нужно, чтобы публика поверила  человеку, который с ними разговаривает. Он должен вызывать доверие.

А теперь спросим себя: может ли способствовать не органичный человеку жест, жест «выученный», «поставленный», возникновению этого доверия между оратором и залом? Очевидно, что нет. Мало того, в театре, если жест ставит режиссер, актер должен «психологически оправдать» этот жест, «присвоить» его себе, и надо сказать, что даже профессионалам, потратившим на актерскую профессию всю жизнь, далеко не всегда это удается.

А теперь подумаем, может ли оратор, особенно начинающий, органично выполнять жесты, которые ему порекомендовали использовать. Навряд ли. Мало того, такие жесты, как правило, являются унифицированными, надуманными и неестественными просто потому, что это – штамп. То есть кто-то когда-то сказал, что «поза оратора» — это ноги на ширине плеч, руки домиком, а корпус чуть наклонен вперед, и вот все теперь передают этот штамп, как знание.

Итак, можно сказать, что главное для убедительной жестикуляции – это естественность и простота, идущие от личности самого оратора, а для этого нужно работать над освобождением своей психофизики.